Сказки из США

ИЗ СКАЗОК ДЯДЮШКИ РИМУСА

БРАТЕЦ ЛИС И БРАТЕЦ КРОЛИК

Как-то вечером мама долго искала своего сынишку. Джоэля не было ни в доме, ни во дворе. Она услышала голоса в старой хижине дядюшки Римуса, заглянула в окно и увидела, что мальчик сидит рядом со стариком.
Мальчик прислонил голову к плечу дядюшки Римуса, во все глаза глядя в морщинистое ласковое лицо. И вот что услышала мама.
— Гонялся, гонялся Братец Лис за Братцем Кроликом, и так и этак ловчился, чтобы его поймать. А Кролик и так и этак ловчился, чтобы Лис его не поймал.
— Ну его совсем, — сказал Лис.
И только вылетели эти слова у него изо рта, глядь: вот он скачет по дороге — гладкий, толстый и жирный Кролик!
— Погоди, Братец Кролик! — сказал Лис.
— Некогда мне, Братец Лис.
— Мне с тобой поболтать охота, Братец Кролик.
— Ладно, Братец Лис. Только ты оттуда кричи, где стоишь, не подходи ко мне близко: блох у меня сегодня, блох! — так сказал Кролик.
— Я видал вчера Братца Медведя, — сказал Лис. — Он такую мне трёпку задал за то, что мы с тобой всё не ладим. «Вы, говорит, соседи, должны жить дружно». Я обещал ему, что потолкую с тобой.
Тут Кролик поскрёб лапкой за ухом — вроде как от радости, — встал и говорит:
— Отлично, Братец Лис. Приходи ко мне завтра, пообедаем вместе. Ничего такого нет у нас дома, да жёнушка с ребятками пошарят, уж найдут, чем тебя угостить.
— Я с удовольствием, — сказал Лис.
— Ну, я буду ждать, — сказал Кролик.
Домой пришёл Братец Кролик грустный-грустный.
— Что с тобой, муженёк? — спрашивает Матушка Крольчиха.
— Завтра в гости обещался прийти Братец Лис, — говорит Кролик. — Нужно нам держать ухо востро, чтобы он не застал нас врасплох.
На другой день Братец Кролик и Матушка Крольчиха встали ранёхонько, до света, и пошли в огород; набрали капусты, моркови и спаржи, состряпали знатный обед. Вдруг один из крольчат, который играл во дворе, бежит и кричит:
— Ой, мама! Ма! Братец Лис идёт!
Тогда Кролик живо — детишек за уши и усадил их, а сам с Матушкой Крольчихой — у дверей: ждут Братца Лиса.
Ждут они, ждут — не идёт Лис. Вот немного погодя выглянул Братец Кролик за дверь потихонечку. Смотрит — из-за угла торчит самый кончик хвоста Лиса. Тогда закрыл Кролик дверь, сел, лапки положил за уши и запел:
— Если миску уронить — Разобьётся миска. Если близко лисий хвост — Значит, близко Лиска.
Вот пообедали Братец Кролик, и Матушка Крольчиха, и все ребятки, и никто им не мешал.
А потом приходит Братец Еж и говорит:
— Братец Лис просит прощенья: он захворал, никак не мог прийти. Он просит, чтобы Братец Кролик завтра пришёл к нему на обед.
Солнышко поднялось совсем высоко, тогда Кролик вскочил и побежал к дому Лиса.
Прибегает, слышит — стонет кто-то. В дверь заглянул и видит — сидит Лис в кресле, весь закутанный в байковое одеяло, а вид у него слабый-слабый. Глянул Кролик по сторонам — нигде не видно обеда. Миска стоит на столе, а рядом острый ножик.
— Никак, на обед у тебя курочка, Братец Лис? — говорит Кролик.
— Да, братец Кролик, а какая молоденькая да свеженькая! — говорит Лис.
Тут Кролик разгладил усы и сказал:
— Ты, никак, сготовил без укропа, Братец Лис? Что-то мне в горло не лезет курятина без укропа.
Выскочил Кролик из дверей и стрельнул в кусты, присел и ждёт Лиса. Долго ждать не пришлось, потому что Лис сразу скинул байковое одеяло — и за ним вдогонку. А Кролик кричит ему:
— Эй, Братец Лис! Вот я тут положил на пенёк укроп. Бери скорей, пока не увял!
Так он крикнул и поскакал дальше. И Лис его не поймал.

СМОЛЯНОЕ ЧУЧЕЛКО

— Что же, Лис никогда-никогда не поймал Кролика? А, дядюшка Римус? — спросил Джоэль на другой вечер.
— Было и так, дружок, чуть-чуть не поймал. Помнишь, как Братец Кролик надул его с укропом?
Вот вскоре после этого пошёл Братец Лис гулять, набрал смолы и слепил из неё человечка — Смоляное Чучелко. Взял он это Чучелко и посадил у большой дороги, а сам спрятался под куст. Только спрятался, глядь — идёт по дороге вприскочку Кролик: скок-поскок, скок-поскок. Старый Лис лежал тихо. А Кролик, как увидел Чучелко, удивился, даже — на задние лапки встал. Чучелко сидит и сидит, а Братец Лис — он лежит тихо.
— Доброго утра! — говорит Кролик. — Славная погодка нынче.
Чучелко молчит, а Лис лежит тихо.
— Что ж это ты молчишь? — говорит Кролик.
Старый Лис только глазом мигнул, а Чучелко — оно ничего не сказало.
— Да ты оглох, что ли? — говорит Кролик. — Если оглох, я могу погромче кричать.
Чучелко молчит, а Старый Лис лежит тихо.
— Ты грубиян, я тебя проучу за это! Да, да, проучу! — говорит Кролик.
Лис чуть не подавился со смеху, а Чучелко — оно ничего не сказало.
— Когда тебя спрашивают, надо отвечать, — говорит Кролик. — Сейчас же сними шляпу и поздоровайся, а нет — я с тобой разделаюсь по-свойски!
Чучелко молчит, а Братец Лис — он лежит тихо. Вот Кролик отскочил назад, размахнулся и как стукнет Чучелко по голове кулаком! Кулак прилип, никак не оторвёшь его: смола держит крепко. А Чучелко всё молчит, и Старый Лис лежит тихо.
— Отпусти сейчас же, а то ударю! — говорит Кролик.
Ударил Чучелко другой рукой, и эта прилипла.
А Чучелко — ни гугу, а Братец Лис — он лежит тихо.
— Отпусти, не то я тебе все кости переломаю! — так сказал Братец Кролик.
Но Чучелко — оно ничего не сказало. Не пускает и только. Тогда Кролик ударил его ногами, и ноги прилипли. А Братец Лис лежит тихо.
Кролик кричит:
— Если не пустишь, я буду бодаться!
Боднул Чучелко — и голова прилипла. Тогда Лис выскочил из-под куста.
— Как поживаешь, Братец Кролик? — говорит Лис. — Да что ж ты не здороваешься со мною?
Повалился Лис на землю и ну смеяться. Уж он хохотал, хохотал, даже в боку закололо.
— Ну, сегодня-то мы пообедаем вместе, Братец Кролик! Нынче я и укроп припас, так что ты у меня не отвертишься, — сказал Лис.
…Тут дядюшка Римус замолчал и стал вынимать из золы картошку.
— Старый Лис съел Братца Кролика? — спросил мальчик дядюшку Римуса.
— А кто их знает, — ответил старик. — Сказка-то кончена. Кто говорит — Братец Медведь пришёл, его выручил, а кто говорит — нет. Слышишь, мама зовёт тебя. Беги, дружок.

ХРАБРЫЙ БРАТЕЦ ОПОССУМ

— Как-то ночью, — сказал дядюшка Римус, посадив мальчика к себе на колени и задумчиво поглаживая его по волосам, — как-то ночью Братец Опоссум зашел к Братцу Еноту; опростали они большую миску тушеной моркови, выкурили по сигаре, а потом отправились погулять, посмотреть, как поживают соседи. Братец Енот — все трусцой да трусцой, Братец Опоссум — вприскочку да вприпрыжку. Опоссум до отвала наелся фиников, а Енот наглотался вволю лягушек и головастиков. Гуляли они, гуляли. Вдруг слышат — где-то в лесу сама с собой толкует собака.
— Вдруг она кинется на нас, Братец Опоссум. Что мы будем делать? — спросил Енот.
Опоссум только усмехнулся:
— Ну уж я не дам тебя в обиду, Братец Енот. А ты что будешь делать?
— Кто? Я? — сказал Енот. Пусть попробует, сунется только — все ребра пересчитаю!
А собака увидала их и не стала тратить времени зря. Она и здороваться не стала. Прямо кинулась на них — и все тут. Братец Опоссум в ту же минуту осклабился, рот до ушей, и кувырнулся на спину, будто мертвый. А Енот — тот мастер был драться. Подмял под себя собаку и ну трепать. Правду сказать, от собаки не много осталось, а то, что осталось, вырвалось — и наутек, в самую чащу, будто кто пальнул из ружья. Вот Братец Енот привел свой костюм в порядок, встряхнулся, а Братец Опоссум все лежал как мертвый. Потом осторожно привстал, огляделся да как бросится бежать, только пятки засверкали.
В другой раз, как повстречались Опоссум и Енот, говорит Опоссум:
— Здравствуй, Братец Енот! Как поживаешь?
Но Енот — руки в карманы, здороваться не хочет.
— Ты что ж это нос воротишь, Братец Енот? — спрашивает Опоссум.
— Я с трусами и разговаривать не хочу, — отвечает Енот. — Ступай своей дорогой!
Опоссум разобиделся — страх.
— Кто ж это трус, нельзя ли узнать?
— Да ты, конечно, — говорит Енот. — Очень нужны мне такие приятели, что кидаются на спину и строят из себя мертвых, чуть дело дойдет до драки!
Опоссум, как услышал эти слова, ну смеяться, ну хохотать.
— Неужто ты думаешь, Братец Енот, что это я со страху? Не думаешь ли ты, что я испугался несчастного пса? И чего мне было бояться? Я ведь отлично знал, что, если я не слажу с этой собакой, ты-то задашь ей жару. Да я просто лежал и смотрел, как ты треплешь ее, и ждал, когда придет мой черед позабавиться.
Но Енот только нос наморщил:
— Рассказывай сказки, Братец Опоссум. Как дотронулась до тебя собака, ты сразу кувырнулся и прикинулся мертвым.
— Так ведь я говорю тебе, Братец Енот, что это совсем не от страху. Я одной только вещи и боюсь на свете — это щекотки. А когда эта собака ткнулась носом мне в ребра, я рассмеялся, и так разобрал меня смех, что вот не шелохнуть ни рукой, ни ногой! Конечно, ее счастье, что я боюсь щекотки, а то еще минутка, и я разорвал бы ее в клочья. Драки я не боюсь никакой, Братец Енот, но щекотка — это дело другое. С кем угодно согласен я драться, но только — чур — без щекотки.
— Вот с того самого дня, — продолжал дядюшка Римус, глядя, как
завивается в кольца дымок из трубки, — и до сих пор так боится щекотки
Братец Опоссум: тронь его только между ребер — кидается на спину и хохочет
до упаду, так что не может шевельнуть ни рукой, ни ногой.

КАК БРАТЕЦ КРОЛИК ПЕРЕХИТРИЛ БРАТЦА ЛИСА

— Дядюшка Римус, — спросил Джоэль вечером, когда старик как будто ничем не был занят, — скажи, когда Лис поймал Кролика Чучелком, он не убил его и не съел?
— Разве ж я не рассказывал тебе об этом, дружок? Ну да, я ведь сонный был, и в голове у меня всё спуталось, и мама как раз позвала тебя. О чём же мы тогда толковали? Помню, помню. Ты, никак, и глазки уже трёшь? Нет, плакать по Братцу Кролику погоди. Даром, что ли, он был такой шустрый? Ты послушай, что дальше будет.
Приклеился, значит, Братец Кролик к Чучелку, а Старый Лис ну кататься по земле, ну хохотать. А потом говорит:
— Сдаётся мне, Братец Кролик, на этот раз я тебя поймал. Может, я и ошибаюсь, но кажется мне, что поймал. Ты всё тут скакал и потешался надо мной, но теперь конец твоим шуткам. И кто просил тебя лезть не в своё дело? И зачем сдалось тебе это Чучелко? И кто это прилепил тебя к нему? Никто, никто в целом свете! Никто не просил тебя, а просто ты сам взял и влепился в это Чучелко! И сам ты во всём виноват, Братец Кролик! Так и надо тебе, так и будешь сидеть, пока я не наберу хворосту и не зажгу его, потому что я, конечно, зажарю тебя сегодня, Братец Кролик. Так сказал Старый Лис.
А Кролик отвечает так смирно, послушно:
— Делай со мной что хочешь, братец Лис, только, пожалуйста, не вздумай бросить меня в этот терновый куст. Жарь меня, как хочешь. Братец Лис, только не бросай меня в этот терновый куст.
— Пожалуй, слишком много возни с костром, — говорит Лис. — Пожалуй, я лучше, повешу тебя, Братец Кролик.
— Вешай, как хочешь высоко, Братец Лис, — говорит Кролик, — только бы ты не вздумал бросить меня в этот терновый куст.
— Верёвки-то у меня нет, — говорит Лис, — так что, пожалуй, я утоплю тебя.
— Топи меня так глубоко, как хочешь, Братец Лис, — говорит Кролик, — только не бросай меня в этот терновый куст.
Но Братец Лис хотел расправиться с Кроликом покрепче;
— Ну, — говорит, раз ты боишься, как раз и брошу тебя в терновый куст.
— Где тебе! — говорит Братец Кролик. — С Чучелком-то я слишком тяжёл, не добросишь.
Схватил Лис Кролика за уши да как тряхнёт! Отклеилось, упало Чучелко.
— А вот и доброшу, — говорит Лис.
Как размахнётся, как бросит Кролика в серёдку тернового куста, даже треск пошёл.
Встал Лис на задние лапы, смотрит, что будет с Кроликом. Вдруг слышит — кличет его кто-то. Глядь — там, на пригорке. Братец Кролик на брёвнышке, нога на ногу, сидит-посиживает, смолу из шерсти вычёсывает щепкой. Понял тут Лис, что опять остался в дураках. А Братцу Кролику позлить его охота, он и кричит:
— Терновый куст — мой дом родной. Братец Лис! Терновый куст — мой дом родной!
Вскочил и пропал, как сверчок в золе.

КАК БРАТЕЦ ВОЛК ПОПАЛ В БЕДУ

Дядюшка Римус приколачивал подметки к своим башмакам, а мальчик никак не хотел оставить в покое его молотки, ножи и шилья, так что старик даже нахмурился, будто сердится. Но скоро они опять помирились, и мальчик забрался на стул, глядя, как дядюшка Римус вгоняет в подметку шпильку за шпилькой.
— Тот, кто всем докучает и сует нос, куда не нужно, всегда попадает впросак.
Вот, к примеру, взять Братца Волка. Что бы ему сидеть смирно, никому не докучать? Так нет же, завел он дружбу со Старым Лисом, и привязались они к Кролику. Прямо дохнуть ему не давали, и кончилось дело плохо. В такую переделку попал Братец Волк, беда!
— Неужто, дядюшка Римус? А я думал, что Волк оставил в покое Кролика после того случая — помнишь, как он выдумал, будто Старый Лис издох?
— Ты лучше не перебивай меня, потому что скоро мама позовет тебя спать, а ты закапризничаешь и отведаешь того самого ремня, что я сделал когда-то твоему папе.
Джоэль рассмеялся. А дядюшка Римус, видя, что мальчик словно воды в рот набрал, продолжал:
— Братец Кролик ни днем ни ночью не знал покоя. Чуть отлучится из дому, глядь — пришел Братец Волк, унес кого-нибудь из крольчат. Построил себе Кролик соломенный домик — его развалили. Построил он себе дом из сосновых вершинок — и тот простоял недолго. Построил дом из коры — и с тем беда. Всякий раз, как разграбят дом, одного крольчонка как не бывало. До того дошел Кролик — совсем разозлился и ну браниться. Пошел позвал каменщиков. Сложили они ему дом из досок, на каменной кладке. Тут стало ему поспокойнее. Теперь он уж мог отлучиться, провести денек у соседей; вернется, сидит у огня и курит трубку, газету читает, как полагается семейному человеку. Он вырыл лазейку в подвал, чтобы прятались туда крольчата, если случится шум по соседству. И хороший запор приладил к двери. Братец Волк только зубами щелкал, поживиться ему было нечем. Крольчата — те были уж очень пугливы. А Кролик так расхрабрился — слышит, как скачет мимо Волк, а у него уж мурашки по спине не бегут. Вот как-то собрался Братец Кролик проведать Братца Енота, да вдруг слышит страшный шум и топот на дороге. Он и ухо насторожить не успел, как в дверь вбежал Братец Волк. Крольчата мигом в подвал. А Волк весь в грязи был, совсем запыхался.
— Спаси, спаси меня, Братец Кролик! — сказал Волк. — Сжалься, спаси, Братец Кролик! Собаки за мной по пятам, чуть не разорвали. Слышишь, они бегут? Спрячь меня куда-нибудь, Братец Кролик, чтобы они не нашли меня!
— Ну что же, — сказал Кролик. — Вон стоит большой ящик, прыгай в него, Братец Волк, и будь как дома.
Прыгнул Волк в ящик, захлопнулась крышка, звякнул крючок о петлю — попался Братец Волк! А Кролик свои очки надевает на нос, придвигает к огню качалку; табакерку открыл, взял добрую понюшку табачку. Долго сидел так Братец Кролик, морщил лоб и все думал, думал. Тут Волк подал голос из ящика:
— Что, собаки ушли, Братец Кролик?
— Никак, одна все принюхивается тут за углом.
Взял Кролик чайник, налил в него воды и поставил на огонь.
— Что ты делаешь там, Братец Кролик?
— Хочу угостить тебя чаем, Братец Волк.
А сам берет бурав и ну сверлить дырки в крышке ящика.
— Что ты там делаешь, Братец Кролик?
— Сверлю дырочки, чтоб тебе не было душно, Братец Волк.
Сходил Кролик, принес дровец, бросил их в огонь.
— Что ты делаешь там, Братец Кролик?
— Огонь развожу пожарче, чтобы ты не замерз, Братец Волк.
Пошел Кролик в подвал, привел всех своих деток.
— Что ты делаешь там, Братец Кролик?
— Да вот рассказываю деткам, какой ты хороший сосед, Братец Волк.
Крольчата и рты зажали лапками, чтобы не смеяться. А Братец Кролик взял чайник и давай лить горячую воду на крышку ящика.
— Что там за шум, Братец Кролик?
— Это ветер свистит в трубе, Братец Волк.
А вода стала внутрь протекать.
— Кто это щиплет меня, Братец Кролик?
— Это блохи кусают тебя, Братец Волк.
— Ох и кусаются же они, Братец Кролик!
— Повернись на другой бок, Братец Волк.
— Что-то жжет меня, Братец Кролик!
— Это все блохи, блохи, Братец Волк.
— Совсем заели, Братец Кролик — сказал Волк.
А вода в дырочки — жур-жур, а вода в дырочки — жур-жур, а с кипятком шутки плохи. Как взвоет Волк, как подскочит! И крючок отлетел вместе с петлей, и Кролик кубарем с ящика. Выскочил Волк и ну улепетывать во все лопатки. С тех пор живет Братец Кролик спокойно, никто ему не докучает. А Волк, если встретит его, вспомнит, как блохи кусались в ящике, хвост подожмет — и в сторонку.

КАК БРАТЕЦ ЛИС ОХОТИЛСЯ, А ДОБЫЧА ДОСТАЛАСЬ БРАТЦУ КРОЛИКУ

— Старый Лис услыхал, как Кролик проучил Братца Волка, и подумал: «Как бы и мне не попасть в беду. Оставлю-ка лучше его в покое». Они встречались частенько, и много-много раз Братец Лис мог схватить Кролика. Но всякий раз, как выпадет такой удобный случай, ему на ум приходил Волк, и он оставлял Братца Кролика в покое. Мало-помалу стали они дружить. Случалось, Лис заходил даже к Кролику в гости; они сидели вместе и раскуривали трубки, будто между ними никогда и не бывало никакой вражды. Вот как-то пришёл Братец Лис и спросил, не пойдёт ли Кролик с ним на охоту. А Кролика что-то лень одолела, он и сказал Братцу Лису, что у него есть в запасе рыбка, он как-нибудь обойдётся. Братец Лис сказал, что ему очень жаль, но он всё-таки пойдёт, попытает
счастья один. И ушёл. Он охотился день. Удача ему была на диво: дичи набил полную сумку. А Кролик, как подошло дело к вечеру, потянулся, размял косточки и сказал себе, что Братцу Лису уже время возвращаться домой. Он влез на пенёк, посмотрел, не видать ли кого. Глядь-поглядь — бредёт Братец Лис, распевает во всю глотку песни. Спрыгнул Кролик с пенька, улёгся посреди дороги, прикинулся мёртвым. Идёт мимо Лис, видит — лежит Кролик. Перевернул он его, посмотрел и говорит:
— Какой-то мёртвый кролик валяется. Похоже, что он давно издох. Дохлый, а жирный. Такого жирного и не видал никогда. Только он слишком давно издох — боюсь, как бы не повредило.
Братец Кролик — ни гугу! Старый Лис облизнулся, но пошёл прочь — кинул Кролика на дороге. Чуть скрылся Старый Лис с глаз, Кролик вскочил, побежал лесочком, лёг впереди на дороге. Идёт Братец Лис, видит — ещё один кролик лежит, дохлый, твёрдый, как деревяшка. Посмотрел Лис на кролика и вроде как задумался. Потом отстегнул свою охотничью сумку и говорит:
— Ишь ты, второй! Положу-ка я сумку, сбегаю за тем кроликом. Принесу домой двух. Позавидуют мне все, что я за охотник.
Бросил под куст свою добычу и побежал по дороге за первым кроликом. Только он скрылся из виду, Братец Кролик вскочил, схватил его сумку — и домой. На другой день, когда встретил Лиса, кричит ему:
— Чего добыл ты вчера, Братец Лис?
А Братец Лис полизал свой бок языком и отвечает:
— Чуточку ума раздобыл, Братец Кролик!
Тут Кролик рассмеялся и говорит:
— Знал бы я, что ты за этим ходил, я бы тебе своего дал немножко.

БРАТЕЦ КРОЛИК И БРАТЕЦ МЕДВЕДЬ

— Вздумалось однажды Братцу Лису посадить горох, — начал дядюшка Римус. — Поплевал Старый Лис на руки, взялся за лопату — и готово дело!
А Братец Кролик всё сидел и смотрел, как он работает. Один глаз прикрыл и спел своим деткам:
— Ай люлю! Ай люлю! Я горошек люблю. Протопчу дорожку. К этому горошку.
Ну и, конечно, как стал горох поспевать, придёт Лис на свои грядки, а кто-то уже лакомился тут сладеньким. «Не иначе, как Братец Кролик», — думал Лис. Но Кролик так ловко путал свои следы, что Старый Лис никак не мог изловить его. Вот как-то обошёл Лис свои грядки кругом и нашёл в заборе лазейку. Тут и поставил он ловушку. Пригнул ветку орешника, что рос у забора, привязал к верхушке верёвку, на другом конце верёвки сделал затяжную петлю и приладил петлю защёлкой против самой лазейки. На другое утро шмыгнул Кролик в свою лазейку, подхватила его петля под мышки, соскочила защёлка, орешник распрямился, как рванёт его кверху! Висит Братец Кролик между небом и землёй и думает: «Ну, как упаду! Ну, как не упаду?» Упасть страшно, и не упасть тоже страшно. Стал он придумывать, чего бы это соврать Лису. Вдруг слышит — кто-то бредёт по дороге. Это Братец Медведь возвращается из лесу — он ходил искать медовые дупла. Кролик окликнул его:
— Как поживаешь, Братец Медведь?
Медведь поглядел вокруг — никого нет. Поглядел ещё, видит — Братец Кролик болтается на ветке.
— Здравствуй, Братец Кролик! Ты-то как поживаешь?
— Да так, ничего, спасибо, Братец Медведь, — говорит Кролик.
— Чего это ты делаешь там наверху? — спрашивает Медведь.
— Денежки зарабатываю, Братец Медведь.
— Как же ты их зарабатываешь. Братец Кролик?
— Да вот нанялся к Братцу Лису пугалом. Ворон отгоняю от гороховых грядок. А ты б не хотел подработать, Братец Медведь?
— Как не хотеть, Братец Кролик! Семья-то у меня большая, никак не прокормишь.
— А пугало из тебя знатное, Братец Медведь! — сказал Кролик.
Он объяснил Медведю, как пригнуть ветку орешника. Вот, не прошло и минутки, Братец Медведь повис над гороховой грядкой вместо Братца Кролика.
А Кролик — со всех ног к дому Старого Лиса. Прибежал и кричит:
— Братец Лис! Скорей, Братец Лис я покажу тебе, кто у тебя горох таскает!
Старый Лис схватил палку, пустились они вместе к гороховым грядкам. Прибегают, а Братец Медведь всё висит.
— Ага! Попался наконец! сказал Братец Лис.
И, прежде чем Медведь успел рот раскрыть, Братец Кролик поднял крик:
— По зубам его, Братец Лис! По зубам!
Старый Лис размахнулся своей палкой — и блип! блип! блип! Только Медведь раскроет рот, чтобы объяснить, как дело было, Братец Лис — блип! блип! блип!
А Кролик тем временем улизнул и схоронился в болотце, так что только одни глаза были наружу, потому что он знал, что Братец Медведь побежит искать его. Глядь-поглядь: бежит Медведь по дороге. Добежал до болотца и говорит;
— Как поживаешь, Сестрица Лягушка? Не видала, не пробегал тут Братец Кролик?
— Вот только что пробежал, — отвечает Братец Кролик.
И старый Братец Медведь пустился вперёд по дороге, а Братец Кролик выбрался из болотца, обсушился на солнышке и пошёл домой к своим деткам как ни в чём не бывало.
— А Медведь не поймал Кролика потом, потом?.. — сонным голосом спросил
мальчик.
— Спать, скорей спать! — воскликнул дядюшка Римус. — У тебя совсем уже
слипаются глазки.

КАК БРАТЕЦ КРОЛИК ЛИШИЛСЯ ХВОСТА

— Однажды… — начал дядюшка Римус, усаживаясь поудобней, — однажды шёл Братец Кролик по дороге, помахивая своим длинным, пушистым хвостом… Тут старик замолчал и глянул искоса на мальчика. Но тот привык уже к тому, что в сказках дядюшки Римуса всегда случались самые необыкновенные вещи, и нисколько не удивился этим словам. Тогда старик начал снова, погромче:
— Однажды шёл Братец Кролик по дороге важный-преважный и помахивал своим длинным, пушистым хвостом.
— Что ты, дядюшка Римус? — воскликнул мальчик, широко раскрыв глаза.
— Где же это видано, чтобы у кроликов были длинные, пушистые хвосты?
Старик выпрямился и строго посмотрел на мальчика.
— Если ты хочешь слушать, так слушай, а не перебивай, — серьёзно сказал он. — А если не хочешь, я пойду по своим делам — у меня вон сколько работы сегодня!
— Нет, я слушаю, дядюшка Римус!
— Смотри же! Вот, значит, однажды шёл Братец Кролик по дороге, помахивая своим длинным, пушистым хвостом. И встретился ему на дороге… ну конечно, Братец Лис, да с какой большущей связкой рыбы!
Кролик окликнул его и спросил, где это он раздобыл такую отличную связку. А Лис отвечал, что наловил.
Братец Кролик спросил, где, а Лис сказал, что поймал рыбу в речке. И Кролик спросил, как, потому что он страх как любил пескариков. Ну, сел Братец Лиc на брёвнышко и говорит; — Это совсем нехитрое дело, Братец Кролик. Как зайдёт солнышко, ступай на речку, опусти в воду хвост и сиди до зари, вот и вытащишь целую кучу рыбы. Вот вечером отправился Кролик на рыбную ловлю. Погодка была холодная, прихватил он с собой бутылочку вина. Как пришёл на реку, выбрал местечко получше, уселся на корточки, хвост — в воду. Сидит-посиживает, попивает винцо, чтобы не замёрзнуть, глядь — и день настаёт. Потянул хвост Братец Кролик — что-то хрустнуло; потянул в другой раз — где же хвост? Глядит Кролик, а на речке — лед, а во льду — пучок, не то шерсть, не то травка, не то хвост, не то кочка.
Тут старик замолчал.
— Он оторвался у него, хвост, а, дядюшка Римус?
— Оторвался, сынок. И с той поры сам Братец Кролик куцый, и детки у него куцые, и внуки куцые.
— И всё потому, что у Братца Кролика хвост примёрз ко льду?
— Так я слыхал, сынок. Наверно, они все хотели быть похожими на своего папку.







Контакты

Запись и дополнительная информация по телефону:
+7 (916) 381-02-82

+7 (905) 709-32-40

Мы на карте

О Нас

Наш клуб ждёт всех и каждого к себе в гости!

Добавляйте нас:

VK.COM